ИнтервьюНОВОСТИ

Иерей Димитрий Сафонов о Казанской иконе Божией Матери

Клирик нашего храма иерей Димитрий Сафонов принял участие в программе «Нацвопрос» на радио России, приуроченной к освящению собора Казанской иконы Божией Матери в Казани. Эфир программы состоится 24 июля 2021 года в 16:10 и будет доступен по ссылке: https://radiovesti.ru/brand/61015/

Предлагаем вашему вниманию расшифровку беседы. 

Марат Сафаров: Расскажите об обретении иконы Казанской Божией Матери.

О. Дмитрий Сафонов Это событие произошло в 1579 году. Напомню, что незадолго до этого, в 1551 году произошло покорение Казани войсками Ивана Грозного. Город еще только строился, это был период достаточно активного строительства. И то место, где обретение произошло, оно находилось вне стен ханской Казани, но недалеко от Казанского кремля. Здесь после пожара, который выжег значительную часть Казани, девочка Матрена обрела икону по указанию самой Пресвятой Богородицы. Икона была обретена в земле, и тогда еще казанский священник Ермоген, будущий патриарх, будущий священномученик, который был умучен поляками в Кремле, совершил первый молебен перед явленной иконой. Причем икона сама по себе была очень необычной. Вот такая иконографическая композиция, которая была для России вообще не характерна, и даже царь Иван Грозный очень дивился, согласно источникам, тому иконописному лику, который он увидел, потому что никогда на Руси таких иконописных изображений не знали. Образ по типу близкий с Одигитрии, изображение это, действительно, до этого никогда на Руси не обреталось, и по вере Церкви, икона была явлена по воле самой Пресвятой Богородицы. Воспринято это было как благословение продвижению России на восток, вплоть до Тихого океана, и благословение на строительство Казани, на освоение казанской земли и благословение вообще для Русской земли. Но особое значение Казанской иконы мы увидим позже, когда Казанская икона стала знамением освобождения России от польских интервентов. Напомню, что переживала Россия «Смутное время» в начале XVII века, и очень длительное время процветала полная анархия, у власти находились лжецари – Лжедмитрии, потом прямые польские оккупанты захватили Кремль, и только в 1611 году, после многих лет такой анархии, появилось ополчение во главе с князем Дмитрием Михайловичем Пожарским. И это ополчение имело при себе икону Казанской Божией Матери. И вот длительный период освобождения от оккупантов был ознаменован событиями 4-го ноября по новому стилю 1612-го года – это день празднования Казанской иконы. Но в этот день была освобождена  не Москва (историки это хорошо знают), а был освобожден Китай-город, только лишь Китай-город. Тогда Китайгородская стена полностью существовала, сейчас только частично мы можем ее увидеть в Москве. 22 октября по старому стилю (4 ноября) был взят Китай-город, а через месяц, 26-го ноября (10 декабря по новому стилю) только освобожден Кремль, когда изголодавшиеся поляки сдались войскам ополчения. А на следующий день состоялось очень значимое событие – Казанская икона крестным ходом была принесена к Кремлю, а из Кремля Владимирская икона Божьей Матери была вынесена теми русскими, кто находился в плену, и встреча двух икон произошла на Лобном месте. Это было очень торжественное событие, потому что для русских людей это было знамением окончания Смуты, окончания оккупации России, окончания интервенции. В ознаменование этого события по велению князя Пожарского, началось строительство Казанского храма на Красной площади, который был уничтожен, потом возрожден, сейчас он существует, и Казанская икона стала символом, таким образом, освобождения Руси от интервенции, от оккупации, от иноземного владычества. Напомню, что эта интервенция грозила не только оккупации России, но и духовным таким уничтожением нашей земли.

М. Сафаров: Расскажите об этом празднике…

Я как секретарь Межрелигиозного Совета России, не могу не сказать, что именно Межрелигиозный Совет России предложил эту дату в качестве Дня народного единства – это произошло в 2004-м году. Не все сразу поддержали, но в 2005-м году впервые уже этот праздник был отмечен 4-го ноября, и вошел в традиционный календарь нашей страны. По традиции в этот день Президент нашей страны вместе с религиозными лидерами возлагает цветы к памятнику Минину и Пожарскому на Красной площади, они вместе это делают. В последние годы там и другие традиции появились в этот день, но основная традиция – это возложение цветов к памятнику освободителям Москвы, князю Пожарскому и купцу Минину, которые этот подвиг совершили, освободили Москву от поляков в 1612-м году. 

М. Сафаров: Когда на месте обретения иконы был построен монастырь?

Казанский Богородицкий монастырь был основан еще по велению Ивана Васильевича Грозного. Был построен храм, старый Казанский храм, который в конце XVIII века по ветхости был разобран, и на его месте началось строительство нового Казанского храма и Казанского Богородицкого монастыря, тогда женского, сейчас, напомню, это мужской монастырь. Строительство Казанского храма завершилось в 1808-м году, и там находилась икона. Уже в XVIII веке начали распространяться списки иконы. В Казани есть замечательный музей – музей Казанской иконы Божьей Матери, и там в этом музее хранится несколько сотен вариантов списков иконы – исторических и в наше время созданных. Казань посещали представители Царского Дома Романовых, напомню, Екатерина II посещала Казань, и свою диадему бриллиантовую пожертвовала для оклада Казанской иконы. В юбилейный 1879 год – 300 лет тогда праздновали обретения иконы – Казань посетил государь Александр II с наследником Александром Александровичем, будущим Александром III, и с великим князем Владимиром Александровичем. Они получили в дар от игуменьи Анфии, которая возглавляла женскую обитель Казанской Богородичной тоже почитаемый список иконы Божьей Матери Казанской. Напомню, что Петр Алексеевич, Петр Первый, считал Казанскую икону покровительницей им созданного «града Петра», Петербурга, и не случайно Казанский собор в Петербурге является главным. Поэтому для Романовых Казанская икона была всегда очень почитаемой. Это выразилось еще и в том, что уже после того трагического события, произошедшего в июле 1904-го года, когда выкрали подлинник иконы, Елизавета Федоровна Романова, супруга, к тому времени уже вдова великого князя Сергея Александровича,  устраивает подземный храм, храм Рождества Пресвятой Богородицы, стены которого были обретен уже в наше время. Когда производились раскопки, они начались еще в начале XXI-го века, были обретены остатки вот этого нового подземного храма, который был устроен только в 1910-1913 годах попечением великой княгини Елизавет Федоровны. Сейчас частица ее мощей тоже находится в этом подземном храме, который расположен под восстановленным Казанским храмом, который 21 июля освящает Святейший Патриарх Кирилл. 

М. Сафаров: Когда и при каких обстоятельствах исчезла обретенная в 1579 году икона?

Свящ.  Дмитрий Сафонов Святотатство произошло в ночь на 12 июля 1904 года. Там не было какой-то серьезной охраны. Злоумышленники охотились не за самим образом, а их интересовал оклад. Окладов у Казанской было несколько – праздничный и будничный. Праздничный золотой, будничный более темного цвета, но в обоих окладах находились драгоценные камни. Я упоминал диадему бриллиантовую, которую пожертвовала для оклада Екатерина II, ну и там было колоссальное количество драгоценных камней – бриллиантов, рубинов и прочих драгоценных камней – на огромную сумму. Как описывала тогда пресса того времени: «два похитителя набросились на дряхлого старика сторожа с ножом и револьвером в руках». Они украли эту замечательную икону.  По официальной версии их звали Варфоломей Чайкин и Анания Комов – два казанских уголовника, которые были арестованы. При обыске в квартире, где они находились, были найдены жемчуг, серебро, украшения с иконы. И как Чайкин утверждал до конца жизни, а закончил он жизнь на каторге в 1917-м году, он сжег икону, сам образ был уничтожен. Как я сказал уже, их интересовали только драгоценные камни, и в квартире были найдены следы «разделывания», так скажем, иконы, жемчуг рассыпанный, и драгоценные камни. То есть икона по официальной версии уничтожена вот этими бандитами в 1904-м году.

М. Сафаров: Расскажите об иконе, которая была передана Ватиканом Русской Церкви…

Уже множество списков разошлось к тому времени, когда икона была похищена, и в том числе один из этих списков, который после революции попал на Запад, прошел множество рук, потом был куплен Ватиканом и находился в личных покоях Иоанна Павла II, был передан по просьбе патриарха Алексия II и по инициативе тогдашнего мэра Казани Исхакова. Этот образ был передан Ватиканом в Казань и находился в том самом Богородичном Казанском монастыре, потому что был уничтожен сам собор Казанский, но некоторые храмы монастыря сохранились, и этот список находился в Богородичном монастыре, который начал возрождаться в 90-е годы усилиями тогдашнего главы митрополии, владыки Анастасия.

М. Сафаров: Действительно ли переданный Ватиканом список это тот, что был вывезен из России в революционные годы?

Я не искусствовед, специально не занимался историей этого списка, но я многократно был в Казани, в последние 10 лет и общался с владыкой Анастасием, и с владыкой Феофаном покойным, который внес главный вклад в возрождение Казанского Богородичного храма. У них не было сомнений в том, что это действительно тот исторический список, который был из России продан сразу после революции.

М. Сафаров: Вы хорошо были знакомы с митрополитом Феофаном?

Да. С владыкой мы познакомились в 2015-м году, когда он стал уже митрополитом Казанским, но я к тому времени уже несколько лет работал в области межрелигиозного диалога, возглавляя секретариат в Отделе межцерковных связей, а владыка для меня был корифеем в этой области, он с 1970-х годов непосредственно на разных послушаниях общался с мусульманами. Напомню, что он долгое время служил в Иерусалиме, в Русской Духовной миссии, был представителем Русской Церкви при Александрийском Патриархе, а также работал в Дамаске некоторое время в конце 90-х годов в представительстве Русской Православной Церкви, потом, уже став архиереем, он отправился на Магаданскую кафедру, но вскоре был возвращен и стал епископом Ставропольским, где много ему пришлось потрудиться в диалоге с мусульманами. Особым значимым эпизодом в его жизни и в жизни всего региона, был Беслан в 2004 году. Я сейчас как раз нахожусь в Осетии, и здесь каждый осетин помнит Беслан. В разговорах с людьми, и даже много таких надписей: «Беслан, помним!» Это действительно трагедия, когда множество детей, ни в чем не повинных, были захвачены террористами, и владыка Феофан лично выносил детей из этого спортзала, где они находились, из школы, и он об этом много писал, много вспоминал. Это не значит, что он стал человеком, агрессивно настроенным к исламу, у него было множество мусульманских друзей, он был человеком открытым, и он представлял Церковь на площадке «Россия — исламский мир», он возглавил нашу комиссию по диалогу с мусульманами Ирана. И когда речь шла об исламе, то он выступал в качестве специалиста, и не только специалиста-теоретика, его хорошо знали во всем исламском мире. Мы с ним посещали Эмираты в 2018-м году, незадолго до его кончины, к нему подходили представители исламского мира из разных регионов мира – и арабы, и мусульмане-шииты – и все его хорошо помнили, знали, общались с ним, это был человек очень авторитетный для мусульман и зарубежных, и в нашей стране.

М. Сафаров: Татарстан является примером межрелигиозной гармонии…

Ну, я напомню, что эта картина, достаточно благостная, о которой Вы говорите, сложилась ведь не сразу и трудами очень многих людей. Еще, скажем, десять лет назад, когда я впервые посетил Казань, общался с представителями исламской уммы и тогда с митрополитом Анастасием, было очевидно, что проблем очень много. С 90-х годов в Татарстане активным очень образом действовали ваххабитские подпольные организации, на улицах Казани можно было увидеть флаги экстремистских организаций, происходили поджоги православных храмов деревянных – это была целая эпидемия таких поджогов. Ваххабизм распространялся среди молодежи – это была, действительно, проблема. Она отчасти и сейчас никуда не делась, но, конечно, усилиями очень многих людей масштабы ее уменьшились, и она не представляет уже такую угрозу. В последние годы проведена большая работа в этой области, здесь бы я назвал  имя муфтия Татарстана с 2013 года Камиля хазрата Самигуллина, с ним состоится встреча Святейшего Патриарха  21 июля, в день освящения собора. Святейший встретится с президентом Татарстана, с бывшим президентом Шаймиевым и с Камилем хазратом Самигуллиным. Это очень активный муфтий. Он был избран в 2013-м году, ему тогда вообще было 28 лет, он и сейчас очень молодой человек, несмотря на это он очень авторитетный исламский деятель, я с ним лично очень хорошо знаком, он член Межрелигиозного совета России. Он не только наизусть знает Коран и блестяще образован, он еще и спортсмен, он организатор межконфессиональных матчей по футболу – православные молодые люди и мусульмане молодые  встречаются на футбольных полях. Он борец, он обладатель пояса по каратэ, то есть это человек такой очень активный, очень открытый и, действительно, человек, который очень много сделал для борьбы с экстремизмом в Татарстане. Напомню, что накануне его избрания был теракт, был убит замечательный богослов исламский Валиулла Якупов, пострадал очень серьезно предшественник Камиль хазрата Самигуллина, бывший муфтий Татарстана, то есть боевики просто в открытую уничтожали здравомыслящих мусульман на улицах Казани, в центре Казани посреди белого дня. А вот за эти прошедшие годы удалось переломить эту ситуацию. Здесь, конечно, большую роль сыграл и президент Татарстана, и конечно, владыка Феофан, о котором мы уже говорили. Когда он приехал в Татарстан в 2015-м году, о возрождении Казанского собора вообще речи еще не было. Только его усилиями, его энергией, необычным таким напором, он был человек очень активный до конца дней, этот проект осуществился. Он буквально настоял, чтобы возрождался собор. У церкви не было сил возрождать его в одиночку, поэтому был заключен такой как бы договор с властями – одновременно происходит строительство Болгарской исламской академии и Фонд «Возрождение» татарстанский помогает строительству храма.

М. Сафаров: Также Свияжск стали возрождать…

Свияжск потом уже присоединился. Первоначально речь шла о Болгарской академии и соборе, как о двух таких параллельных объектах, которые возрождаются. Болгарская академия действительно стала центром исламской науки и образования. Я там многократно бывал и выступал в стенах этой академии. Уже выпускают они докторов исламского богословия. Причем эта академия объединила мусульман, так скажем, разных юрисдикций, муфтиятов, которые в России существуют, их несколько, как известно. Удалось создать школу, которая готовит кадры мусульманских богословов, кадры, которые могут наставлять свою паству, своих молодых людей уже в духе добрососедства, искореняя плевелы экстремизма, которые насаждались в предшествующие годы.

М. Сафаров Опыт межрелигиозного диалога, накопленный в России, может быть представлен зарубежным странам?

Этот опыт действительно важен – об этом часто  говорит  Патриарх. И митрополит Илларион буквально некоторое время назад, 14 июля, выступал в Вашингтоне, где проходил Всемирный саммит защиты религиозной свободы. И он как раз в своем выступлении, которое прозвучало одним из первых, ссылался на опыт России, на тот межрелигиозный опыт, который у нас есть в стране, потому что речь шла о преодолении вражды и геноцида настоящего, который происходит в настоящее время во многих странах, прежде всего африканских странах, таких как Нигерия, где  христианское население уничтожается представителями ислама, как они себя называют,  это и экстремистские группировки, и племена фулани, которые просто вырезают тотально христианское население. И когда представители традиционных религий России на таких форумах выступают,  всегда ссылаются на опыт России в области межрелигиозного диалога.  Я упоминал сегодня Екатерину II, она уже учредила в Оренбурге магометанское духовное управление, и была создана некая модель сосуществования религий, когда мусульмане получали от государства должности, высокие звания в войсках, и присягали государю на Коране, то есть религиозная свобода была им дана, но в рамках, конечно. Пресекались антигосударственные какие-то идеи, сепаратистские идеи, экстремистские идеи, соответственно, но при этом модель была выстроена и довольно гармонично существовала в дореволюционное время и в наше время уже возрождена в новом, таком, более современном виде.

Related Articles

Back to top button